«Вперёд, в пампасы!»

Москва, ул. Литвина-Седого,

кафе «Хинкальный дворик»

 

— Мля, Димон, ты точно не прикалываешься? Мне сейчас не до шуток нифига.

— Да Ве́таль, я те в натуре говорю, всё так и есть! Каждую неделю полсотни человек перебрасываю, а то и больше. Сам увидишь. В понедельник приходи, всё подготовим красиво, тачку там нормальную, прикид правильный, всё такое… Ну мы ж друг друга лет десять уже знаем, чё ты? Я ж добро не забываю…

— Я не могу до понедельника ждать. Они меня найдут за выходные. Всех подключат, и ментов, и братву. Мне прямо сейчас надо сваливать!

Долговязый, с залысинами на блондинистой голове парень лет тридцати с копейками задумчиво взял с большого овального блюда одну хинкалину и, держа пальцами за хвостик, ловко сожрал в три секунды, отложив этот самый обгрызенный хвостик к горке собратьев на маленьком блюде.

— Я тебя услышал. Сегодня никак, канал уже закрыт. По выходным мы пассажиров не гоним, только грузы. Но если я попрошу, ребята на той стороне примут, у меня с ними контакт нормальный. Только надо будет доплатить десятку. Мне отдашь, я им сам потом передам.

— Не вопрос. Когда?

— Утром завтра подкатывай, к одиннадцати. Тут недалеко, в промзоне у Звенигородки. Знаешь же?

— Ага.

— Вот и лады. Улица Ермакова Роща, до конца поезжай. Там тупик, я в одиннадцать буду ждать.

— Я пешком подойду.

— Пешком там не очень… Ну, справишься, короче. До утра-то продержишься? Я б к себе пригласил, но, сам понимаешь…

— Да не, ты что, у тебя ж семья. Я бы и сам не пошёл, ещё не хватало этих туда на хвосте привести. Продержусь.

 

I

 

Новая Земля, База по приёму переселенцев

и грузов «Eastern Europe and NorthCentral Asia»

 

Платформа с лязгом остановилась, тело, по инерции, дёрнулось было вперёд, но ремни безопасности толкнули меня обратно в кресло. Открываю глаза. Приличных размеров ангар с бетонным полом и облицованными чем-то дешёвым стенами, открытые ворота, через которые ветер закидывает внутрь косые струи дождя… заскочивший в ворота чернявый мужик в целлофановой накидке отвлекает от дальнейшего изучения обстановки.

— День добрый!

— Приветствую. Отстёгиваться можно уже?

— Да, берите свои вещи, вон там вон постойте пока. Сейчас провожу.

Расстёгиваю ремни, встаю, рюкзак за спину, сумку в руки, схожу с платформы и встаю, где сказали. Отряхнувшийся от дождя мужик, тем временем, быстро считывает снятым с пояса сканером штрих-коды на штабеле ящиков, которые, собственно, и заняли большую часть платформы. Ящики, увы, не мои, всё моё уместилось в ручную кладь. Пользуясь моментом, продолжаю осматриваться. Бокс размером где-то 10*20 метров, кроме металлической арки ворот, полоски рельсов и стопки пустых платформ в дальнем углу. Ничего любопытного, короче. Мужик тоже особого интереса не вызывает. Чернявый, крепкий, под накидкой обнаружился слегка потёртый, но чистый рабочий комбинезон. На поясе, помимо инструментов, открытая кобура, и пистолет в ней. Делаю три шага в сторону ворот, ибо с предписанного мне места двор не видно. Чернявый краем глаза косит в мою сторону, но, убедившись, что это здоровое любопытство, а не попытка прорыва на режимную территорию, возвращается к своему занятию. Вот и хорошо, а я окрестности изучу пока.

Впрочем, много тут не изучишь. Обширный двор, у самых ворот идёт бетонная дорога метров пять шириной, дальше пятнадцать метров гравийной площадки, упирающейся в высоченный бетонный забор. Поверху забора идут витки «Егозы». Небо плотно затянуто сплошными тучами, дождь не сказать, что льёт, но и не моросит. Средний такой. Ветрено. Температура, по ощущениям, градусов пятнадцать. После 0°С и промозглой слякоти ноябрьской Москвы ничего так, но в футболке прохладно. Димон, мудак, сказал, что «двадцать градусов точняк будет». Интересно, насчёт чего он мне ещё лапшу навешал? Ветровку что ли достать?  Не, лень. Один хрен, сейчас на собеседование поведут, в офис. Там тепло должно быть.

Закончив проверку, приёмщик достаёт из чехла на поясе планшет, что-то быстро набирает и поворачивается ко мне.

— Всё, пойдёмте. Оружие есть с собой?

— Не, нету.

«Макар» мой сейчас лежит на дне Среднего Пресненского пруда, а новым я как-то не обзавёлся. Не до того было, знаете ли.

— Хорошо. Ну, пойдёмте, тогда.

Повторяется, однако. Чернявый выходит через ворота, я за ним, стараясь крутить головой на 180°. Любопытно же. Впрочем, всё выглядит обыденно до унылости. Дюжина боксов (наш – третий справа, если снаружи стоять), в дальнем от нас конце двора глухие металлические ворота, над ними караульная вышка, на вышке мужик в песчаного цвета форме, каске и с каким-то импортным автоматом. Из предпоследнего в том направлении бокса выезжает «ЛендРовер» какой-то старой модели, и останавливается на гравии. Но мы поворачиваем налево, в противоположную от него сторону. Здесь двор заканчивается одноэтажным зданием, вызывающим ассоциации с офисом и караулкой одновременно. Впрочем, ассоциации правильные: в здании две металлических двери, на одной табличка «Authorised personnel only», на другой – «Immigration desk». Могли бы и по-русски написать, вообще-то. Но, видимо, инструкции требуют единообразия. Справа от здания ещё одни ворота, и на них краской нанесена здоровенная надпись «Cargo terminal», под которой, шрифтом помельче, но тоже крупно, опять «Authorised personnel only». Чужим, значит, низзя.

За ту минуту, что мы шли до офиса, ворота справа от него успели выпустить во двор вилочный погрузчик. Жёлтый, малость побитый жизнью агрегат, управляемый явным таджиком, если не хуже, бодро прошуршал мимо нас по мокрому гравию и нырнул в ворота того самого бокса, в который я пять минут назад прибыл.

Мой проводник подошёл к двери, в которую чужим можно, провёл кусочком пластика по карт-ридеру и жестом предложил мне заходить в открывшуюся дверь. Что я и сделал, разумеется. Мужик же, вопреки моим ожиданиям, внутрь проходить не стал, а молча захлопнул тяжёлую дверь у меня за спиной. Даже «до свидания!» не сказал. Ну, да и хрен с ним. Тут ещё один есть.

Этот самый «ещё один», высоченный жлоб в «песочке», лёгком бронике, малиновом берете и с полным набором всяческих полицейских приблуд на поясе, вежливо поздоровался и не менее вежливо предложил мне поставить вещи на ленту машины, просвечивающей багаж. Ну, знаете, в аэропортах такие стоят. Да и не только там. С нынешними тенденциями в Эрэфии, они скоро в каждом автобусе и супермаркете стоять будут. Самого же меня охранник с всё той же безразличной вежливостью прогнал через рамку металлоискателя, попросил выгрести всё из карманов, прогнал ещё раз, после чего, наконец-то, успокоился и разрешил пройти дальше по правому коридору. «Интервью рум два, слева там будет», ага.

И правда, короткий проход заканчивается небольшой комнатой без окон, зато аж с пятью дверьми. На четырёх таблички «Interview room», с номерами, на пятой всё та же «Authorised personnel only». Что-то не совсем так всё выглядит, как я раньше читал. И ладно бы ещё двери и надписи, но вот обыск меня реально напряг. Не очень похоже на «мир свободных людей». Во всяком случае, я себе свободу как-то не так представляю. Ладно, чего уж теперь. Обратно-то нельзя. Да даже если бы и было можно, не стоит, мдя.

Уже собравшись было постучать в дверь под номером «2», замечаю кнопку звонка. Ишь ты, цивилизация. Жму, через секунду красный огонёк на металлической пластине замка сменяется зелёным, и раздаётся довольно мелодичное «би-и-и́п». Расценив это как приглашение, тяну дверь на себя. И правда, открыто. Внутри обставленный в современном безлико-функциональном стиле кабинет-приёмная. Несколько стульев, диванчик сбоку, шкаф, стол, кресло. Из кресла мне навстречу поднимается упитанный молодой парень лет тридцати, тянет руку. Ну вот, а я-то на симпатичную похотливую блондинку рассчитывал, согласно классике, хе-хе.

— Добрый день! Георгий.

— Здравствуйте! Виталий.

— Очень приятно. Добро пожаловать на Новую Землю!

Жестом приглашает садиться. Ну, и верно, в ногах правды нет. Песчаного цвета форма забавно обтягивает пухлое тело …грузина? Да, наверное. И имя, и в лице что-то этакое есть. Да и хрен с ним, в общем-то, хоть папуасом пусть будет. Главное, эмблема такая, какая и должна быть, согласно классике: масонские «глаз и пирамида». А то я уж переживать начал, вдруг меня куда-то не туда отправили.

— Можно Ваш пропуск?

— Да, конечно.

Забрав у меня кусок пластика, выданный на складе у Димона, Жора (как-то он у меня с солидным именем Георгий не очень ассоциируется) прокатал его на каком-то сканере и выбросил в мусорное ведро.

— А…

— Не переживайте! Это пропуск только для прохода через ворота. Сейчас нормальное ID Вам сделаем.

Хм… Опять нестыковка с предварительной инфой. Ладно, будем посмотреть…

Жора, тем временем, бойко стучит пальцами по клавиатуре. Клац-клац-клац.

— ФИО как на пропуске оставлять?

— Мм… да, оставляйте.

Клац-клац-клац.

— Так, фотографию тоже с пропуска берём… В сканер посмотрите, пожалуйста.

— Ээ… сюда?

— Да-да, прямо в глазок. Не моргайте.

Наклонившись, смотрю правым глазом в линзу небольшого пластикового прибора, установленного на столе. Млять, что-то мне это всё меньше и меньше нравится. А пальцы они тоже откатывают, интересно? Не хотелось бы…

— Так, очень хорошо, теперь левый глаз.

Да вот что-то не вижу я, что в этой процедуре такого «очень хорошего».

— Не моргайте, пожалуйста, смотрите прямо на светящуюся точку.

Смотрю, смотрю. За каким хреном им мой рисунок сетчатки? На случай утери ID, что ли?

— Прекрасно, спасибо. Одну минуту, пожалуйста…

Клац-клац-клац.

Штуковина на краю стола, похожая на принтер, немного погудела, после чего выплюнула в лоток прямоугольный кусок цветного пластика. Жора вытащил его из лотка, и с умеренной торжественностью передал мне.

— Поздравляю, Виталий Сергеевич, теперь Вы стали полноправным жителем Новой Земли.

— Спасибо. А это зачем было?

Киваю на сканер сетчатки.

— Исключительно для Вашего же удобства и безопасности! Скан Вашей сетчатки теперь записан как на ID, так и у нас в системе. Это позволяет надёжно защититься от кражи и неправомерного использования персональных данных…

Жора ещё пару минут разливался соловьём, как всё чудесно, безопасно и в моих личных интересах, но на меня такой охмуряж не действует. Чтобы предотвратить кражу ваших персональных данных, мы соберём у вас побольше персональных данных, ага. Ищите дураков в другом месте.

-…кроме того, это позволяет быстро и легко восстанавливать ID в случае его утери. Тем не менее, рекомендую заботиться о его сохранности – при внеплановой замене взымается пошлина в размере ста экю.

О как. При внеплановой, значит…

— А есть и плановые?

— Да, конечно. В возрасте шести, одиннадцати, тридцати и пятидесяти лет. Местных, разумеется. Ну, первые две замены Вы пропустили, ха-ха, но дата очередной замены есть на Вашем ID, обратите внимание. Плановые замены бесплатны, просто приходите в представительство Ордена по месту жительства, сдаёте старый ID и получаете новый.

— А дата рождения…

— Ну, понятно, что многие называют вымышленную. Но, если, как в Вашем случае, она плюс/минус соответствует наблюдаемой реальности, мы её принимаем.

Признаюсь, я не удержался, и пробормотал что-то глупое, в духе «А в книжке не так было…». Жора снисходительно вздохнул, откинулся в кресле поудобнее и начал явно привычную речь.

— Вы же Круза читали, да?

Киваю. Читал, разумеется. Иначе как бы мне вообще пришло в голову серьёзно отнестись к предложению Димона? «Давай тридцатку баксов, и мы тебя переселим в другой мир, где тебя никто не найдёт», ага. Смешно, если б не было так грустно, мдя.

— Что следует чётко понимать… Книга «Земля лишних», конечно, довольно адекватно отражает здешние реалии. Довольно руссоцентрично, я бы сказал, но отражает. По крайней мере, на момент её написания. Не забывайте, это было больше десяти лет назад, а у нас тут всё очень быстро меняется, сами увидите. Так вот, книга хорошая, и неплохо показывает тогдашнюю жизнь на Новой Земле. Я говорю именно про повседневную жизнь, а не про все эти военно-шпионские приключения, это-то уже художественный приём автора. Но воспринимать её как справочник туриста не следует, знаете ли. Это примерно как готовиться к поездке в Индию по «Шантараму»… Вы знакомы с этой книгой? Я давно заметил, что многие из самостоятельных переселенцев её читали.

— Да, конечно. Прочитал, и после этого решил туда съездить, кстати.

— Ну, вот. Замечательно. Тогда Вы точно понимаете, о чём я говорю.

Жора, кажется, и правда обрадовался. Видимо, его порядком достала необходимость каждый раз долго и подробно разжёвывать вновь прибывшим, что здесь им не тут.

— Скажите, а зачем же вообще Крузу позволили её издать? Он у вас тут был, что ли? Смог вернуться? С возможностями Ордена…

На пухлом лице грузина мелькнула снисходительная улыбка. Что-то много в нём этой снисходительности. Ладно, пусть тешит ЧСВ, мне пофиг.

— Ну, как говорится, умный человек прячет лист в лесу… Информация так или иначе утекает, а такие книги позволяют, во-первых, привить обществу скептическое отношение к подобного рода утечкам, и, во-вторых, пробудить нужные мысли в сознании потенциальных переселенцев. Поэтому нескольким людям и позволили выехать обратно, и издаться… Но, повторюсь, не надо к этим книгам относиться как к справочникам. У нас тут не Дикий Запад, и в «Безумного Макса» у нас на дорогах тоже не играют. Никаких «Советских континентов» тоже нет. Во-всяком случае, на контакт не выходили, ха-ха. И, разумеется, все в курсе, что ворота действуют в обе стороны, равно как и все знают, что проходить обратно запрещено всем, кроме особо доверенных сотрудников Ордена и богатых туристов с той стороны.

Я, конечно, не лишён некоторой склонности к романтике, но, тем не менее, по больше части, человек практический. Потому, из длинной речи Жоры сразу выделил главное.

— Раз все знают про ворота, значит, курс доллара у вас тут нормальный, а не заниженный вдвое?

Жора одобрительно кивнул.

— Совершенно верно. Конечно, взымается обычная 10% комиссия, но десятина — это не половина, ха-ха.

Вежливо улыбнувшись, продолжаю узнавать конкретику.

— И какой сейчас курс?

— По наличным долларам США – 3 доллара 53 цента за экю. Экю эквивалентно 0,1 грамма золота, в этом плане всё ничего не изменилось. Если вносите крупные суммы, курс может быть выгоднее.

— Крупные – это какие?

Жора впервые посмотрел на меня с интересом.

— Крупные – это от миллиона. А у Вас сколько с собой?

Млять! Ничего они тут устроились, если для них всё, что меньше ляма баксов, это мелочь. Чувствуя себя нищебродом, смущённо признаюсь:

— Пятьсот двадцать, с копейками.

— Ну-у… Совсем неплохо, совсем неплохо. ⅘ вообще без денег приезжают, им ещё и подъёмные выдают. А у Вас сразу такая сумма. Кстати, учтите – 100 000 экю на счёте позволяют Вам подать заявку в Агентство по закупкам. Это для тех, кому нужно что-то на той стороне купить. Прямые-то контакты запрещены, так что работают через них. Двадцать тысяч идёт в оплату услуг Агентства. Может быть и больше, в зависимости от сложности заказа. Заказ, соответственно, не менее, чем на восемьдесят.

Хм… А вот это интересно…

— И что там можно купить?

— Да много чего… Наценка, конечно, хорошая, плюс к двадцати тысячам, но, если деловая хватка есть, плюс успели вникнуть в местную жизнь, составить хороший бизнес-план… Некоторые очень удачно поднимаются.

— Так может, имеет смысл не менять? Я же за доллары закупать на той стороне буду?

— Нет, менять всё равно придётся. Банк Ордена не открывает счета в староземных валютах гражданским лицам и организациям, а Агенство не принимает наличность.

— Понятно.

Жадные, суки!

— Я Вам брошюру дам, почитаете. Там всё подробно расписано. Всё равно, сегодняшний поезд уже ушёл, так что ночевать на базе придётся. Вы же без машины перешли?

— Ага.

— Вот это Вы зря. Машину брать в любом случае придётся, без неё здесь никак. А цены на той стороне куда ниже, даже с учётом доплаты за вес при переходе.

— Ну, так получилось.

Кто ж виноват, что мне позарез надо было уходить немедленно, а у Димона, как назло, все подходящие машины разобрали. Не «Порш» же сюда брать. И ждать до понедельника тоже не вариант было, меня бы за выходные нашли и… мдя.

— Понятно. Теперь, если не возражайте, нам с Вами нужно заполнить небольшой опросный лист. Не беспокойтесь, это исключительно для статистических целей.

— Раз нужно, давайте заполним.

— Спасибо. Это много времени не займёт – я буду читать вопросы, и тут же всё в компьютер забивать.

Жора откашлялся, придал голосу и морде лица некую официальность, и начал:

— Интересуетесь ли Вы проблематикой борьбы с гендерной дискриминацией? Варианты ответа: 1) Активно участвую в борьбе с ГД 2) Интересуюсь и сочувствую борьбе с ГД, но сам активного участия не принимаю 3) Интересуюсь время от времени 4) Равнодушен 5) Считаю ГД оправданной 6) Другое (пояснить).

Я, признаться, слегка офигел. Ладно бы ещё спросили, не в розыске ли я где, или не играл ли за черноармейцев, но это… Он что, издевается?

— Виталий, какой вариант ответа Вы выбираете?

Да нет, вроде не издевается, лицо серьёзное.

— Вариант два.

Клац-клац.

Ну их нафиг, лучше перебдеть. Хоть аусвайс уже и выдали, но, может, это они специально, чтоб я расслабился. Отобрать-то несложно, думаю.

— Вопрос номер два. Интересуетесь ли Вы проблематикой расовой дискриминации? Варианты ответа…

«Небольшой опрос» затянулся минут на двадцать. Программа явно интерактивная, подстраивается под ответы, пытается запутать и «разоблачить». Лобовая тупость первых вопросов — это так, чтобы «клиент» расслабился.

Клац-клац.

— Спасибо за участие в опросе. Виталий, результаты показали, что, хотя в целом Ваш индекс социальной прогрессивности достаточно высок, Вы испытываете некоторый негатив по отношению к лицам, исповедующим ислам. Не могли бы Вы как-то прокомментировать этот момент? Напоминаю, что опрос проводится исключительно в целях накопления статистических данных, обработка сведений производится анонимно и не отражается в Ваших личных данных. Вот сюда говорите, в микрофон, программа автоматически переведёт всё в текст.

Ёб вашу мать, «индекс социальной прогрессивности», куда я попал?! Выпустите меня отсюда! Ага, так я и поверил, насчёт «анонимности» и «нигде не отражается». Два раза «ха».

— Я, разумеется, с большим уважением отношусь к исламу, одной из величайших мировых религий, равно, как и к людям, его исповедующим. Некоторое напряжение, которое выявил опрос, объясняется безответственным подходом некоторых средств массовой информации, отождествляющих преступления отдельных экстремистских элементов с исламом, религией мира и добра. Видимо, я, к сожалению, оказался до некоторой степени повержен этому влиянию. Конечно же, я понимаю, что у терроризма нет религии и национальности.

Эко я завернул. Аж самому понравилось. Попробуйте такое с ходу придумать. Жоре, похоже, понравилось. Во всяком случае, он, впервые за время опроса, позволил себе чуть ироничную улыбку.

Клац-клац-клац.

— Отлично сказано. Я Вам в стопку ещё брошюрку по религиозной толерантности и борьбе с исламофобией положу, прочитайте обязательно.

— Непременно.

Пиздец. Просто пиздец. Нет других слов. Димон, сука, встретимся когда-нибудь – пристрелю на месте! Или положу на стопку «Земли лишних» и подожгу!

Молодой грузин неделикатно посмотрел на часы.

— Ну, пройдёмте в банк? Или у Вас ещё какие-то вопросы есть? Я Вам все нужные брошюры отложил, вот, полистайте на досуге. Не обязательно здесь, можно и в Порто-Франко. Всё равно, сезон дождей сейчас.

— А что ж железку-то так и не построили до других земель? Это за тридцать с лишним лет-то?

— Политика…

Вообще, конечно, я бы Жору ещё порасспрашивал, он же мне так толком и не рассказал ничего. Но человек явно куда-то торопился, так что хрен с ним. Найду, с кем поговорить.

Отделение банка оказалось за той самой дверью с табличкой «Authorised personnel only». Конспираторы, блин. Отделение как отделение, ничего особенного. В присутствии Жоры открыл сумку, и стал выкладывать пачки с баксами в лоток под бронестеклом. Там их принимала толстая чернявая тётка (почему, кстати, они тут все, кроме высокого охранника, пухлые и чернявые?), распаковывала, прогоняла через машинку и упаковывала по новой.

— Сто Сорок Восемь Тысяч Семнадцать Экю.

Как это у неё так получается, каждое слово с большой буквы произносить? Практика, видимо.

— Отлично. Можно мне 140 тысяч на основной счёт, пятёрку на текущий, а остальное наличными?

Деньги, как и завещал нам классик, действительно похожи на игральные карты. Прикольно. Ладно, привыкну.

Между прочим, тут же мне выдали пластиковую карту Банка Ордена, с фирменной голограммой, штрих-кодом и надписью «VITALY SERGEYEVICH CHERNOV». ID, значит, за кредитку не канает. Ну, оно и логично, в общем-то. Конвертик с пин-кодом тоже выдали, кстати.

— Ну, что, Виталий, ещё раз поздравляю с прибытием, и удачи Вам. Медкабинет находится у самого выхода, не забудьте сделать приви…

— Подождите, а оружейная? Мне же оружие ещё выбрать нужно!

Млять, сам почувствовал, как в голосе появилась мерзкая, плаксиво-уговаривающая нотка. Ну а чё вы хотите, после всех этих «индексов социальной прогрессивности»?!

Жора строго поджал пухлые губы.

— Ношение оружия гражданскими лицами на территории базы строго запрещено. Как и, разумеется, его продажа. В целом, Орден проводит политику, направленную на снижение уровня агрессивности и милитаризации, повышение общественной сознательности граждан, создание гармоничного общества без насилия и дискриминации. Я Вам там брошюрку на этот счёт положил, почитаете.

ПИЗДЕЦ. ПРИПЛЫЛИ.

 

 

Новая Земля, База по приёму переселенцев

и грузов «Eastern Europe and North-Central Asia»

 

По крайней мере, бар «Рогач», он же гостиница, и правда существует. Хоть это радует. И даже похож на описание в книге – два этажа, веранда, здоровенная, слоновьих размеров шестирогая черепушка. Ладно, некогда его снаружи рассматривать, и так промок весь, пока дошёл.

Внутри оказалось довольно уютно. Стиль «деревенский трактир», мебель из солидного дерева, такая же солидная, основательная барная стойка. За стойкой, правда, торчит явный армянин, ну да нельзя же совсем без недостатков… На Арама не похож, слишком молод, но что армянин, тут сомнений нет. И тоже упитанный и чернявый. Интересно, тут у главы HR[1] фетиш на пухлых носато-губастых брюнетов? Или ещё какая причина есть?

— Здравствуйте!

— Добрый вечер!

— Это день у нас ещё. Скоро привыкните. Вы только покушать, или комната нужна?

— И комната, и покушать.

— С ванной семьдесят экю, с душем пятьдесят. С ванной номер побольше.

Мля. Нехило так дерут. Впрочем, всё понятно – монополисты, да ещё и при вокзале, странно было бы, если бы не драли. Плюс, они же не просто так монополисты – наверняка командованию базы отстёгивают. А то и принадлежат.

— С душем, пожалуйста. А кормят у вас тут чем?

— Пятьдесят экю с Вас. Кормят у нас тут едой. Вот меню, пожалуйста. Бизнес-ланч закончился уже, так что в основных блюдах смотрите.

Изучаю меню. Кавказско-среднеазиатскую еду я как-то не очень, это пропускаем… вот, «Печень вилорогой антилопы по-строгановски, в сливочно-грибном соусе», хорошо звучит. Интересуюсь, сколько будет готовиться.

— Минут сорок. У нас никакой разогретой заморозки, всё свежее.

— Замечательно. Тогда беру, а сам заселюсь пока. Платить наличкой или картой?

— Да как Вам удобнее.

— Картой тогда.

Заодно ознакомлюсь с процессом безналичных платежей в новом мире. Оплата наличкой, думаю, одинакова во всех мирах, включая ещё неоткрытые.

Впрочем, ничего особо интересного в процессе не оказалось – с подсказки бармена я провёл ID по карт-ридеру, мини-принтер выплюнул чек, вот и всё. Никакой экзотики, аж обидно. Шучу. Не надо мне никакой экзотики в денежных вопросах.

Поднявшись на второй этаж по той самой гулкой деревянной лестнице, воспетой в романах, оказываюсь в том самом коридорчике с деревянными же панелями на стенах. Вот только дверей не восемь, а две дюжины. Здание явно куда длиннее, чем кажется при взгляде со стороны фасада. Интересно, всегда так было, или десять лет назад дверей и вправду насчитывалось втрое меньше? Мне одиннадцатый номер достался, кстати.

Номер вполне приличный, если не вспоминать, что он стоит хорошо так за полторы сотни баксов. Комната маленькая, но чистая и светлая. Окно выходит на мокнущую под дождём крону дерева, ну да бывают виды и похуже. Полутороспальная кровать, два стула, шкаф, столик. Всё тот же деревенский стиль, но сделано добротно, с душой, что называется. И вообще, я люблю, когда в доме много дерева.

На крохотном столике обнаруживается лист бумаги с различной полезной информацией, от расписания поездов (завтра первый в 10:45, не пропустить!) до расценок на услуги прачечной. Прачечная, между прочим нужна – после суток на ногах в слякотной ноябрьской Москве джинсы изгваздались основательно. Да и вообще, я чистоплотный. Кстати, надо бы душ принять, а то попахивает уже от меня, сам чувствую. Быстро скинув одежду, захожу в тесноватую душевую кабинку.

Уф, хорошо! Обожаю горячий душ. Вытяжка, правда, что-то хреново работает, ну да ладно, я ж тут не час плескаться собираюсь. Да и вообще, аккуратнее надо, место прививок не замочить, медсестра предупреждала. Она, кстати, в порядке исключения оказалось не упитанной кавказкой, а миниатюрной, худой, как щепка пожилой азиаткой, говорившей на русском с сильным акцентом.

Растеревшись жестковатым махровым полотенцем, переодеваюсь в чистое: тёмно-серые «тактические» брюки, чёрная футболка. Немного мрачновато, зато немарко и практично. Грязные вещи, следуя инструкции, складываю в матерчатый мешок, на котором стоит клеймо «11». Теперь оставшиеся вещей развесить и разложить в шкафу, нефиг им в рюкзаке зря слёживаться, и можно идти. Мешок забираю с собой. Где же… ага, вот. В самом конце коридора на стене деревянный люк с надписью «Laundry». На мусоропровод похоже, хе-хе. Вообще, странная система, первый раз такое вижу. Ну да ладно, лишь бы постирали и высушили нормально.

Внизу всё без особых изменений: армянин торчит за стойкой, один столик занят. Правда, раньше был занят у второго окна слева, и там степенно вкушал стейк бритый наголо мордатый мужик в «песочке» и с кобурой на поясе, а сейчас молодая пара в гражданской одежде что-то оживлённо обсуждает над кружками с пивом у крайнего окна справа.

— Ну, как, устроились?

— Да, спасибо. Пиво какое есть?

— Светлое, тёмное, светлое нефильтрованное, тёмное нефильтрованное, красный эль. Есть немецкое, есть английское. Маленькая кружка – одна английская пинта, большая – две.

— Светлое нефильтрованное чьё, немецкое?

— Да.

— Вот, его пожалуйста. Маленькую. А на закусь что посоветуете?

— Колбаски посоветую, мясные или из морепродуктов.

Ага. Про «рыбные колбаски» что-то я читал, помнится. Лучшая рыба – это колбаса, как говорится.

— Из морепродуктов.

Кивком поздоровавшись с молодой парой, располагаюсь за два столика от них. Мало ли, вдруг интересное что услышу.

Обслуживание здесь шустрое, надо отдать должное – только успел сесть и осмотреться по сторонам, как бармен уже притащил кружку пива и тарелку с нарезанными колбасками. Ну-ку, заценим… мм… вещь! Это я про пиво. Отличное. Теперь закусь… тоже превосходно! Жизнь налаживается, хе-хе.

— Скажите, а Вы тоже только прибыли?

Вопрос парня отвлёк от погружения в глубины вкусовых ощущений.

— Да.

— И как впечатления? Вы Круза читали раньше?

— Читал… Да как-то не совсем всё так, как в книжке, мягко говоря. Откуда путь держите?

— Из Кемерово, через Новосибирск проходили. А Вы?

— Москва.

— Не хотите компанию составить? Обсудим, мыслями поделимся.

— С большим удовольствием.

Ну, не то чтоб прям с таким уж большим, какие у них мысли полезные могут быть, если они сами только что прибыли. Но и негатива к ним нет, так что, почему бы и не подсесть? В конце концов, чем чёрт не шутит, может, и правда что-то интересное услышу.

Знакомимся. Парень, ничем внешне особо не примечательный шатен, назвался Димой (везёт мне на Дим эти сутки, хе-хе), в Кемерово трудился продавцом-консультантом в «МТС». Его законная супруга Оля, довольно симпатичная крашенная в блондинку худышка, делала что-то там хитрое с женскими когтями в салоне красоты. Переселялись они не за свой счёт, а по программе, так что получили по две тысячи экю на нос, плюс ещё одну, как готовая ячейка общества. И сам переезд для них бесплатный, в отличие от меня. Ночёвку в «Рогаче» им тоже Орден оплачивает. Пиво, правда, нет, но тут уж они решили отметить переезд. Да и пиво на удивление недорогое, сравнивая с ценами на номера – два экю за пинту. Хотя на самом деле, конечно, семь баксов за кружку пива кроме как чудовищной наглости обдираловкой и не назовёшь.

Я представился Виталием, мелким предпринимателем из Подмосковья, которого всё в этом самом Подмосковье и вообще в РФ достало так, что решил продать бизнес и переселиться. Благо, нашлись знакомые, подсказали, что есть такая возможность. В некотором смысле всё это даже правда, хе-хе.

Поначалу логика «орденских» вызывала у меня некоторое недоумение – за каким хреном им понадобилось оплачивать переезд продавца мобильников и «нейл-дизайнерши». Как-то не очень рационально выглядит, мягко говоря. Но, как по ходу разговора выяснилось, полагать «орденских» идиотами не стоит. Дима по образованию инженер, причём даже успел несколько лет отработать по специальности, обслуживая что-то там шахтно-горнопроходческое. Оля училась «на экономиста», т.е., можно сказать, образования у неё нет. Впрочем, если подумать – женщинам для хорошего настроения нужны красивые (по их мнению) ногти, когда хорошее настроение у женщин – хорошее настроение у ихних мужиков, а когда хорошее настроение у мужиков, работа спорится. Так что, получается, от Оли тоже польза.

Женаты они уже четыре года, в Кемерово ютились на съёмных квартирах, детей не заводили в силу отсутствия денег и человечьего быта, доходы за последний год, на фоне общего нашествия северных пушных зверьков в РФ, сократились вдвое, так что за предложение вербовщика ухватились руками и ногами. Благо, тематическую литературу Дима почитывал регулярно. Опять же, холод надоел.

Отсутствие оружейного магазина и проверку на «индекс социальной прогрессивности» ребята восприняли легче, чем я. Если для меня это «мля, пипец!», то для них – «о, а в книжке не так было». Оля вон насчёт оружейного вообще с одобрением высказалась, мол, нечего тут. «А то друг друга перестреляют», ага. Я хуею удивляюсь, дорогая редакция.

Армян из-за стойки, явно мучимый бездельем, вскоре тоже переместился к нам, представившись «Саша, из Ростова, шесть лет тут». Ну-ну. Вообще, конечно, стоит в его присутствии за языком следить. То, что он стучит в местную сигуранцу, это к гадалке не ходи. У меня, помнится, этот момент ещё в «Земле лишних» сомнения вызывал. «Не верю! – как говаривал великий Станиславский, — водка в буфете не может закончиться!» Но в качестве источника информации – почему бы и нет?

Саша, явно наслаждаясь ролью всезнающего гида, принялся обрисовывать ситуацию.

— Нет, в Порто-Франко оружие есть, конечно. Это здесь в последние два года заморочки пошли, как ДЭС организовали. Анкеты эти, «индекс социальной прогрессивности», оружейный вот в том году закрыли. Ходят слухи, что Орден на той стороне хочет придать всё огласке, и выйти на IPO. Типа, шило в мешке не утаишь, информация всё шире расходится. Вот и «приводят корпоративные стандарты в соответствие с современными этическими требованиями».

— А чё за ДЭС такой?

— Департамент этических стандартов. Сначала почти незаметны были, но чем дальше, тем сильнее мозг трахают. Харассмент, дискриминация, всё такое. Нас тоже достают, хоть я к Ордену и никаким боком. Типа, раз на их территории работаешь, должен соответствовать. Теперь вот придётся чёрную одну нанимать, чтобы в квоту уложиться. Хорошо бы ещё лесбиянку найти – тогда сразу три позиции закроет.

— И ещё мусульманку при этом. Тогда четыре.

— А чё, думаешь, быва… – Саша было заинтересовался, но быстро сообразил, что я шучу, и махнул рукой.

— Тебе смешно, а мне вот не очень.

За стойкой что-то мелодично звякнуло, и армянин поднялся со стула.

— Сейчас, заказы ваши принесу, и продолжим. Пиво ещё повторить кому?

Пиво, разумеется, повторить нужно всем. Дима пьёт что-то светлое и британское, и вот Оля – местный вариант «Гиннеса», на вид ещё плотнее оригинала. Уважаю, да.

Саша в два приёма притащил три тарелки и три кружки пива, ушёл на кухню ещё раз и вернулся с кружкой тёмного и здоровенным стейком. Пахнет – зашибись. Надо было и мне такой взять. Хотя, печёнка антилопы с жаренной картошкой и овощным салатом тоже выше всяких похвал. Умеют тут готовить, этого не отнять. Судя по тому, с каким треском за ушами сибиряки уплетают свои порции риса с морепродуктами, их здешняя кухня впечатлила не меньше моего.

— Ум, Сань, офигенно просто!

— Стараемся.

— Слушай, ну вот ты же книгу тоже читал, да? Какие основные отличия от того, что там?

— Ну… Банд на дорогах нет. Сейчас вообще тихо, но и тогда, говорят, всё намного спокойнее было, чем в книге. Да и вообще, здесь, на Севере, тихо. Люди своими делами заняты. Преступность есть, конечно, но эскадронами по саванне она не скачет и города не захватывает. В Латинском Союзе только вечно бардак, ну это с самого начала у них там. И на приграничных территориях с ним пошаливают, бывает. Сейчас реже, у всех пограничников беспилотники, с ними не забалуешь.

— А на Юге что?

— Да всякие слухи ходят… Там так-то мало кто бывает. И люди туда не через наши базы идут, там свои есть, на южном побережье. Ну что у них там может быть, сам подумай?

Я жестом изобразил что вроде «бада-бум».

— Ну, да, типа того. На границе всё время стычки, это в нижнем течении Амазонки. Там с одной стороны россияне, с другой Ичкерия, ну и…

Слегка поморщившись от мерзкого словечка «россияне», делаю хороший глоток пива, попутно размышляя об услышанном. Пока что всё не так страшно звучит, как я себе навоображал после общения с Жорой. Люди предоставлены сами себе, оружие не отобрали. Насчёт банд на дорогах – ну, это и так понятно было. С учётом цен на автомобили и боеприпасы, экономический смысл в таких грабежах будет, только если по саванне бегают конвои с банковскими броневиками. В противном случае, в трубу вылетишь моментально Мне другое интереснее…

— А у кого-то кроме Ордена ворота есть? В книге же у Русской Армии были…

— Не, только у Ордена. И, кстати, нет Московского Протектората и Территории Русской Армии, уже пять лет как.

— А что случилось? Объединились?

— Типа того. В Москве заварушка какая-то началась, и армейцы просто ввели войска и сказали, что теперь будет единая Новороссия, а кто не согласен, тот враг народа. Но войны не было, так, постреляли немного.

Хм… Ну, хоть что-то хорошее. Новороссия – это звучит обнадёживающе. Можно туда двинуть. Наверное.

— И чего там сейчас? – Это уже Дима отреагировал.

Молодой армянин чуть глумливо ухмыльнулся.

— Православный социализм строят.

— Да нунах? – Тут первым успел я.

— Ага. Так и называется – Социалистическая Республика Новороссия. Государственная религия – православие.

Млять. Удар под дых №2. Это ещё покруче «индекса социальной прогрессивности».

— И чё, прям реальный социализм, как в Эсэ́саре?

— Ну-у… Я сам не бывал. Разное говорят. Вроде, мелкий бизнес разрешён, репрессий тоже особых нет. Тут точно не скажу.

— Ясно, спасибо…

Дима ещё что-то там пытается разузнать насчёт развития горнодобычи на Ново Земле вообще и в Новороссии в особенности, но эта тема меня мало интересует. Блин, хреново получается. В социализм я не хочу, даже мягкий. Это он сейчас мягкий, а вот как придёт время назначать виновных в «объективных трудностях», так и жёстче станет. Историю учили, знаем. Не, ну его нафиг. Не поеду я в Социалистическую Республику Новороссия, разве что туристом. Колымы у них нет, конечно, но лагеря и в устье Амазонки разместить можно. Блин, но как же так хреново получилось-то? Ведь многие ещё Совдепию помнят, или родители рассказывали, ну зачем же опять на старые грабли прыгать?..

Ладно, раз этот вариант отпадает, думаем дальше. Что мне там ещё в книге понравилось? Техас, Американская Конфедерация. Надо о них ещё расспросить. А то, может, там тоже уже социализм строят. «Колхозники Канзасской АССР засыпали в закрома Родины», ага. Дождавшись, пока Дима отчаяться вытрясти из армянского бармена подробный отчёт об уровне развития горнодобывающей промышленности Новой Земли, задаю новый вопрос.

— А о Техасе и Конфедерации знаешь что? Можешь рассказать?

Саша явно обрадовался возможности переключиться с чуждой ему инженерной темы.

— Ну, чего… Я сам не был, но, говорят, более-менее книге соответствует. Одни в Дикий Запад играют, другие в «Унесённых ветром».

Ишь-ты, грамотный какой армянин бармен нынче пошёл. Какие он слова знает: и «ipo», и «Унесённые ветром». А ещё «ну» и «типа», хе-хе. Не бывал вот только нигде сам, обо всём с чужих слов судит, что не есть хорошо.

— То есть, нормально там народ живёт, без заморочек?

Саша скорчил пренебрежительную гримасу.

— Ну, смотря что для тебя «нормально». Я бы там жить не смог, наверное. Носятся со стволами своими, как дети. Ну и религиозные они там очень, тоже не всем подходит.

Это точно. Не, если меня не трогают, то пусть хоть по три раза на дню в церковь бегают, мне пофиг. Но ведь так не получится, обязательно будут косо смотреть – атеист, «безбожник», и всё такое прочее.

— А в Нью-Рино что?

— Цветёт и пахнет, чё ему станется? Чем больше в округе на нравственность упирают, тем больше людей туда едет деньги оставлять.

На входной двери звякнул колокольчик, и в зал ввалилось сразу полдюжины сотрудников Ордена разного пола и возраста. Кивнули нам, поздоровались с поднявшимся со стула Сашей, и оккупировали два столика на другой половине зала. Армянин пошёл к ним брать заказы, а я пока продолжил размышлять.

В Нью-Рино мне как-то не очень хочется. Одиночка с деньгами – первейшая цель для любой местной группировки, если речь идёт не о туристе, который эти деньги так и так в казино оставит. Нет, раскулачат меня там в момент, это однозначно. Да и вообще, не люблю я братву, во всех её видах.

Вы не подумайте, что я вот прямо так сразу принимаю судьбоносные решения, опираясь на рассказы армянского бармена, который сам нигде не бывал. Разумеется, я ещё всё 100 500 раз обдумаю и перепроверю, да и сам поезжу, посмотрю на «дивный новый мир» своими глазами. Благо, деньги есть. Но первичную информацию к размышлению армян дал, за что ему спасибо.

Не успел Саша взять заказы у этой группы, как вошли ещё двое, тоже орденские, потом какой-то тип в гражданке, но знающий бармена, так что наш источник сведений за стол так и не вернулся. Ну и ладно. У меня, честно говоря, у самого уже глаза закрываются, всю ночь же на ногах провёл. Посмотреть на здешних обитателей интересно, конечно, но не думаю, что от них можно узнать много интересного. База – явно «вещь в себе», а если кто что интересное и знает о мире за её пределами, то знает он это по должности, а потому не расскажет. Всё, пора на боковую. Попрощавшись с Димой и Олей, отправляюсь наверх, по пути помахав рукой армянину. Тот, впрочем, так занят, несмотря на появление официантки (не негритянских кровей), что и не заметил.

Уже раздевшись и почистив зубы, долго лежу на кровати, не в силах заснуть. Вроде и глаза сами собой закрываются, но не спится. Слишком много новых впечатлений. В голове мелькают обрывочные картинки прошлых проблем и будущих успехов, выползающие на белоснежные пляжи зубастые монстры и закат над саванной, огни Нью-Рино и … out.

[1] Human Resources

Опубликовано:05/12/2016afrikaner

«Вперёд, в пампасы!»: 3 комментария

  1. Многим не даёт покоя новая земля…
    но зачем же так разбивать мечты?
    хорошо там где нас нет, перетекает в нигде не лучше???
    строить некую сильно преувеличенную собирательную Европу и Сша и прочими тайландами и бородатыми лесбиянками, возведенными в абсурд? пощадите нас, романтиков.
    социалистическая республика православие… кто то из блогеров написал про себя православный советский человек, это что то же химера?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.