Записки террориста — 2

Москва… У нас принято ругать её. И то здесь не так, и это не этак, и цены на всё дикие, и понаехали, и экология, и пробки, и вообще жить невозможно. На человека, говорящего «Мне нравится жить в Москве» смотрят, как на сумасшедшего. Не в тренде он, ага… При этом, толп беженцев из Нерезиновой мне, как ни поразительно, наблюдать пока не приходилось. Видимо, под землёй уходят, тоннелями. Для меня Москва – один из лучших для жизни городов на глобусе (я про мегаполисы). Где-то на уровне Кейптауна, Гонконга или Рима. Сюда бы море и горы ещё – был бы вообще лучший. Можете считать извращенцем.

После двух лет во Фритауне же столица нашей Родины вообще представилась раем на земле. Метро, стада белых девушек пасутся, высотки как грибы растут, светофоры, нормальная еда. Три дня в Стамбуле ещё не притупили острого чувства удовлетворения наличием цивилизации вокруг. И дело тут совсем не в финансово-бытовом аспекте. Да, очень кстати пришлось гостеприимство моего хорошего друга и старого знакомого ещё по африканским приключениям Лёхи, приютившего меня в своём доме на Новой Риге. Но личный комфорт в конкретную поездку не есть определяющий фактор. Если город «твой», ты это и без денег почувствуешь, даже ночёвка на вокзале не испортит впечатления. Ну, если это в привычку не превращать. Знаю точно, т.к. в первый свой приезд в прекрасный город Рим был вынужден, по стечению обстоятельств, провести там три дня с общим бюджетом в сто умученных енотов, предусмотрительно упрятанных мной под стельку в начале поездки. 72 часа пролетели, как один миг, гулял по историческому центру практически круглосуточно. Единственное, о чём пожалел – не удалось насладиться итальянской кухней, пришлось навёрстывать в другой раз. В Дубай же прилетел упакованным по полной – и заключительные два дня просидел в гостинице с книгой. Не моё, и хоть ты тресни.
Так, в раздумьях о разнообразности мира и особенностях нашего восприятия онного, мы и добрались до коттеджного посёлка, где находится Лёхино логовище. По пути, после неизбежного «А вот помнишь…» и «А тех снова развели, прикинь, на лимон!» я поведал другу о своих планах немножко побегать с автоматом. Он, мягко говоря, несколько удивился, ибо знал меня прежде со стороны, о которой мой ЖЖшный знакомый, отличный писатель и плохой логик bither сказал «Ты — циник, романтики в тебе, как в статуе Командора — ни хера нет. Ты всегда хорошо понимал с какой стороны у бутерброда масло.» Алексей, знавший меня как человека весьма извилистой судьбы, с этой (ещё на тот момент не произнесённой фразой) был согласен целиком и полностью. Что ещё раз подтверждает, как мало мы знаем людей, живущих рядом с нами, даже если не один пуд соли вместе с ними съели.

— Не, — пытал он меня за бокалом ЮАРовского вина, когда вкуснейший обед, приготовленный его заботливой супругой, был уже съеден – ну вот ты мне объясни, ЗАЧЕМ?

— Иногда хочется просто сделать что-то хорошее, полезное. Надоело рассуждать в блоге о несправедливости мироздания…

— Не, ну я понимаю, конечно… Но ведь это ж война, может и в лоб прилететь, ты это понимаешь? Можно же и другими способами помогать – гуманитарку там собирать, или ещё что-нибудь такое…

— А ты, собственно, за кого собрался воевать? – осторожно уточнила Ольга (лично она меня до этого не знала, но о моих нацистских взглядах представление имела).

— За наших, конечно.

— Ээээ….

— За ополчение! – улыбаюсь я.

— Есть вероятность через полгодика стать помощником Бородая? – не отстаёт хорошо знающий мою циничную натуру Алексей.

— Маловероятно… — трезво оценил свои шансы – для этого надо было в марте приезжать. Пряников вкусных всегда не хватает на всех… Впрочем, будем посмотреть…

Разговор затянулся часов до двух ночи. Люблю поговорить с умными людьми.

Пожалуй, стоит рассказать о своих мотивах поподробнее, пока вы не приняли меня за вьюноша бледного с взором горящим. С чего бы начать… Наверное, с того, что я и в самом деле нацист. Не путать с «неонаци» из клоунов, считающих, что красивая чёрная форма, «зиги» и перепост биографий воинов III Рейха в уютненьком как-то поможет им примазаться к грозной славе погибшей надежды на выживание белой расы – это точно такой же карго-культ, как и меланезийские островитяне, в наушниках из половинок кокоса пытающиеся вернуть обратно сверкающих стальных птиц… Для этого я слишком рационален. Но то, что в своё время с водой выплеснули и ребёнка – для меня самоочевидный факт. При чём тут Украина? При том, что я не еду туда бороться с фашизмом. Ибо, с моей точки зрения, его там нет. Идёт обычная межнациональная война, русских с украинцами. У неё есть отличительная особенность, выделяющая её из длинного ряда подобных конфликтов – наличие на оспариваемой двумя народами территории неопределившегося большинства. Именно это большинство, т.н. «русскоязычные украинцы», часто отвечающие на вопрос о национальности «я славянин», и являются основным призом для обеих сторон. Население, а не земля (она приложится). Ну, а поскольку я, помимо нацизма, ещё и русский националист, выбор стороны для меня был очевиден. Признаюсь честно, если бы выбор был по линии белая расаvsрусские(например, чисто гипотетическая ситуация: в ЕС массовые беспорядки мигрантов, как реакция на них к власти приходят ультраправые правительства, они подвергаются травле со стороны «мировой общественности» и под внешним давлением всё больше радикализуются, создаются Белые Соединённые Провинции Европы, проводящие внутреннюю политику в духе Германии середины 1930-х, РФ начинает наступление на запад с целью «уничтожения воспрянувшей гидры фашизма») – я бы стрелял на восход, а не на закат. Но к расовому вопросу нынешняя русско-украинская война не имеет никакого отношения (кроме прискорбного ущерба для генофонда обоих народов). В связи с чем горячая поддержка некоторыми моими бывшими единомышленниками Украины под предлогом «борьбы за белое братство» вызывает у меня опасения за их психическое здоровье. Это если подниматься в идеологические эмпиреи. Не то чтоб я был сильно зациклен на политике и борьбе за расовую гигиену, но как некий отдалённый фон в моей жизни они имеют место быть. Заварушку в русских регионах, оказавшихся при кончине Союза под оккупацией потомков протоукров и казахантропов, я прогнозировал давно. Правда, полагал, что первым станет Северный Казахстан после ухода Назара в варп. Не угадал немного. Впрочем, уверен, там всё ещё впереди. Да здравствует ЮСНР! Ну, или как там её обзовут…

Вторую группу причин можно обобщить как нормальное мужское желание испытать себя. Не то чтоб моя жизнь была бедна на повороты сюжета, но на войне я ещё не был. Только не сочтите меня адреналиновым наркоманом, пожалуйста. Нет, я обожаю поваляться на диване с хорошей книжкой, или статьи для Википедии пописать, ну или просто по улице пройтись, зайдя куда-нибудь и вкусно там покушав. Да, путешествовать люблю, и не раз меня заносило в разные интересные места, но, опять таки, уровень риска при этом всегда стараюсь минимизировать до разумного предела. Т.е. подняться на вулкан (спящий!), сплавиться по горной реке или нырнуть в клетке к акулам – это я с удовольствием. Куча положительных эмоций, и почти никакой опасности, если заниматься всем вышеперечисленным в трезвом виде. А вот горный велосипед, парашют или нырнуть к тем же акулам без клетки (есть и такие любители) – это только под угрозой расстрела на месте. По идее, поездка на войну относится скорее ко второй категории. Но, согласитесь, кто из пацанов не играл в детстве в войнушку, и при этом не представлял себя за настоящим пулемётом, выкашивающим шеренги настоящих врагов? Если кто-то не представлял… ну, это повод задуматься, скажем так… А тут такой шанс подвернулся. Причём не просто так, а за правое дело. Да и ехал вроде как не под Верден, где за продвижение на 1 000 метров отдавали 10 000 жизней, а на партизанскую войну. Т.е, бежать на пулемёты с криком «За Путина и Роттенбергию!» — это не ко мне, а вот попартизанить (в городе или лесу — не суть) — не вопрос. Мелькали в голове картины освобождённых городов, горящих украинских колонн, ну и прочие фрагменты из «тойота-ворс» в южнорусском ландшафте. Хоть телевизор и не смотрю почти, но, всё-таки, мдяя… Видимо, сказывается общее возрастание дебилизации ноосферы.

Не стану кривить душой, были и соображения меркантильного плана. Всё ж не мальчик уже, за тридцатник, и вроде не дурак совсем, и не лентяй (в плане работы), а до сих пор ни угла своего, ни кругленькой суммы на счету, ни семейства, ни вообще постоянства и размеренности в жизни. А я вообще обожаю размеренное, уютное благополучие. Остаётся лишь удивляться, почему стремление к нему регулярно приводит меня в места, где год жизни можно смело считать за три. Не, бедствовать не бедствовал, на кусок хлеба с маслом и тонким слоем икорки поверху, плюс покататься по глобусу в своё удовольствие хватало, но не более. Тут же, в случае успеха восстания, вырисовывалась перспектива создания с нуля нового государства. А государству нужен аппарат. Я в достаточной мере реалист, чтобы не рассчитывать на пост министра финансов, на такие должности назначают только своих, это понятно, но, в условиях неизбежного кадрового голода, что-нибудь заманчивое вполне может подвернуться. Тем более, что уж в чём, а в организации на пустом месте чего-то работоспособного опыт у меня весьма приличный. Больших надежд я на это не закладывал, ну да чем чёрт не шутит…

С утра (э-хе-хех, знал ведь, нельзя мешать вино с коньяком…) Лёха закинул меня в Москву по дороге на работу. Десантировавшись из его транспортного средства недалеко от вокзала (не будем углубляться в излишние подробности), выдвигаюсь к кассам дальнего следования. Поскольку здоровая подозрительность к любимому государству меня не покинула, беру билет не до Ростова, а до Воронежа. Очередной ХП(м) (Хитрый План (мой)) уже созрел, осталось воплотить его в жизнь.

Из моей несколько ироничной манеры повествования у вас может сложиться впечатление, что я полный разп..ээ…гильдяй, и еду наобум куда глаза глядят, понятия не имея, что меня ждёт впереди, и как я вообще попаду в вожделенный Славянск, и что я там буду делать. Это не так, человек я весьма методичный и организованный. Приняв в начале мая твёрдое решение ехать, я перелопатил кучу литературы по войнам в Югославии, Чечне и Приднестровье, освежил в памяти ТТХ и порядок сборки/разборки/стрельбы наиболее распространённых видов стрелковки и гранатомётов, бегло просмотрел то, что могло пригодиться по тяжёлой технике (в основном как с ней бороться), внимательно почитал отзывы как тех, кто уже приехал, так и тех, у кого приехать не вышло, по различным причинам. В частности, списался с Александром Жучковским, который на тот момент воевал в Славянске, а затем и пообщался с ним по специально для этой цели купленному у киргизов на вокзале одноразовому телефону. Так что номер, по которому нужно было позвонить, прибыв в Ростов, у меня ко времени приобретения билета уже был. Понятно, имелась вероятность, что всё это делается под плотным колпаком конторы глубинного бурения, но деваться было некуда.

От вокзала неспешно прогулялся до Красной площади (кто знает, доведётся ли ещё раз побывать), а оттуда, тоже на своих двоих, направился в ТРЦ «Метрополис» — моё любимое отдыхательно-покупательно-времяпроводительное место в Москве ещё с тех далёких дней, когда я обитал на «Войковской». Далековато? Есть такое дело, ну вот люблю я ходить пешком. Сходил в кино, вкусно покушал (в блинной), поглазел на красивых девушек, ещё раз в кино сходил, купил книгу в дорогу — и выдвинулся в район посадки на десантное средство (сиречь Лехин Туарег).

Вечером снова посиделки у Лёхи с Ольгой, их мягкие попытки отговорить меня от поездки, крепкий здоровый сон – и снова в путь, покой нам только снится.

Опубликовано:24/01/2015afrikaner

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.