Записки террориста — 3

Поезда я люблю. Особенно, если там есть вагон-ресторан. Сидишь себе, неспешно потягиваешь пивко, закусываешь фисташками, рассматриваешь пейзажи и размышляешь о тщетности всего сущего (например, можно и о чём-то другом). Я вообще там обычно большую часть поездки провожу, не видел необходимости изменять привычке и в этот раз. Сажусь, заказываю пива и фисташек прямо сейчас, оливье и солянку поскорее, и погружаюсь в созерцательно-размышлительное состояние. Вернее, пытаюсь. Загвоздка в средней симпатичности официантке, упорно пытающейся развести меня на «угостить девушку пивом». Мля, ну вот чего она ко мне пристала? «Как дела?», «Вы откуда?», «А я вот тут вся такая скучающая…», ага… Не нужна мне компания, я просто один посидеть хочу! Хотя, к кому ей ещё приставать, я единственный посетитель. Помня о том, что суп с салатом ещё не готовы, и в них могут плюнуть, мягко улыбаюсь и тяну время. Так, пища прибыла, опасность миновала, с облегчением предлагаю «девушке» списать пару бутылок шампанского из бара на бой посуды при резком торможении и присоединиться ко мне. Не хотите? Ну, ладно, тогда я, пожалуй, останусь в гордом одиночестве, если не возражаете. Она ещё пару минут пытается шутить и демонстрировать изгибы фигуры, но, видя, что я сосредоточился на поглощении солянки, удаляется, презрительно-негодующе фыркнув на прощание. Слава тебе, господи…


Не, я не «из этих», и женский пол люблю. Но вот манера некоторых людей использовать нормальные человеческие чувства для безвоздмездного получения материальных благ и прочих преимуществ меня дико раздражает. Схема старая и унылая, как мир:
— (застенчиво) Привет! Скучаете?

— (кокетливо) Я вся из себя такая красивая, вот и потрать на меня денег, ты ведь не жлоб! А я, так и быть, приму твои усилия как должное.

— (удивлённо) Какой телефон? Нет, разумеется, не скажу. И твой мне не нужен. И вообще, у меня парень есть.

— (возмущённо) Что значит «Ну ладно»?! И почему ты отвернулся?! Или ты думаешь, что я тебе теперь чем-то обязана, что меня можно купить?!

Упрощённо, но вкратце соответствует действительности. Не обязательно о девушках речь, мужчины тоже часто пытаются въехать в рай на чужих плечах, использую вежливость окружающих, их нежелание идти на конфликт, отказывать и грубить. Но так конь не ходит. Так что на меня где сядешь, там и слезешь. Максимум, могу тяжёлую сумку помочь до машины донести. Вот такая я сволочь.

Ещё одно пиво (со злостью брякнутое передо мной на стол), и на боковую. Завтра предстоит напряжённый день.

Вот и Воронежский автовокзал. Поскольку Большой Брат следит за на нами, садится на автобус там я не стал. И даже заходить на территорию. Посмотрел расписание заранее ещё в Москве через инет, изучил со стороны как автобусы выезжают, после чего, вместе с парой тожероссиян, лёгким взмахом руки остановил автобус в двух кварталах от автовокзала. «Командир, до Ростова сколько? 900? Добро, держи». И никаких тебе паспортных данных… Не фанат я дальних автобусных поездок. Впрочем, Воронеж-Ростов это не 32 часа Куско-Лима с одной 10-минутной остановкой, можно и потерпеть.

По прибытию в Ростов оперативно покидаю район вокзалов и поднимаюсь вверх по Большой Садовой. Автобус, увы, прибыл поздновато, так что один из этапов ХП(м), а именно купить в Ростове форму, обувь и снаряжение пока реализовать невозможно. Из Москвы я, по понятным причинам, всё это везти не хотел. Некоторое время обдумываю сложившуюся ситуацию. С одной стороны, время терять не хочется. С другой, если я что-то понимаю в экономике (а я в ней понимаю), цены в Донецке на партизанские товары будут заоблачными. В конце концов желание сэкономить время одержало вверх над желанием сэкономить презренный металл – вставляю симку и батарею в «киргизский» телефон, и звоню по номеру, который дал мне Жучковский.

— Алло? (голос явно принадлежит мужчине за 50)

— Здравствуйте! Мне Ваш телефон Александр дал, который в Донецкой области сейчас. Он сказал, Вы можете отличную рыбалку организовать. (чувствую себя мегаконспиратором, Штирлиц нервно курит в стороне. Ну а чё ему ещё говорить??)

Моему собеседнику потребовалось несколько секунд, чтобы понять, о чём это я.

— Да, могу. Сколько вас?

— Один.

— Ростов и область знаешь?

— Ростов знаю, область нет.

— Понятно. У меня тут ещё один «рыбак» уже сидит, сейчас ему трубку дам, он объяснит, как проехать.

В трубке появляется другой голос, моложе. Солидный такой, уверенный в себе.

— Привет! Ты где сейчас?

— Здорово! В Ростове.

— Нормально, я сам там вчера в это же время был. Иди на автовокзал, там возьми билет до Тарасовки. Это райцентр на севере области. Автобус около трёх часов утра там будет. Как приедешь, позвони, объясню, как дальше добираться.

Несколько секунд размышляю.

— Я приехал в пляжном (выделяю голосом) варианте. Это действительно важно, чтоб я ехал прямо сейчас, рыбалка днём планируется? Или можно завтра вечером приехать? (надеюсь, понял)

— (некоторое колебание) Лучше прямо сейчас. Я вчера опоздал. Хозяин дома, говорит, возможно, завтра будет. Тут не каждый день можно устроить. Как возьмёшь билет – позвони.

— Понял. Позвоню.

Иду обратно на автовокзал, подхожу к кассам. Сюрприииз! Автобус отменён, следующий только рано утром. Перезваниваю, сообщаю о проблеме, и что буду только завтра днём. Такси брать неохота, по финансовым соображениям. Теперь нужно решить, брать гостиницу, или переночевать на вокзале. Гостиница – это документальный след. Даже если на ночь комнату снять – люди, этим занимающиеся, обычно фотографируют паспорт на телефон, и куда потом эти фото попадают, особенно сегодня, одному Ктулху ведомо. Вполне возможно, что в чистые руки ребят с горячими сердцами и холодными головами. Решено – ночую на вокзале, благо, не впервой. Ну а пока можно пройтись по городу.

Гулять по Ростову приятно. Во-первых, сам город колоритный. Во-вторых, количество красивых девушек на квадратный метр в полосе Харьков – Ростов-на-Дону значительно превышает средний показатель как по планете Земля, так и по некоторым другим. На душе сложный комплекс ощущений и переживаний. Вокруг шумный, веселящийся город. Огни, веселье, суета людей и машин. С вышеупомянутыми красивыми девушками гуляют парни, многие меня в два раза шире в плечах. Пиво пьют. С одной стороны, как-то поневоле закрадываются мысли «А какого хрена вы, хлопцы, тут делаете, когда в 100 километрах отсюда такие же русские, как и вы, сражаются за свою землю и свободу?». Что-то мне подсказывает, что никакого, даже подсознательного ощущения неправильности происходящего у «хлопцев» в мускулистых головах не шевелилось, и поутру они вовсе не шли покупать гуманитарку для Новороссии, или там денег перечислять на закупку снаряжения стрелковцам. В такие моменты понимаю, откуда берутся русские ваххабиты. Людей достаёт творящееся вокруг скотство, как с этим справляться они не понимают, и, в силу нехватки извилин, начинают всерьёз воспринимать творчество известного аравийского фантаста VII века. С другой стороны, глядя на это кипение жизни, и помня о цели поездки, действительно начинаешь чувствовать себя защитником Русского Мира. Аж «Прощание славянки» и «Вставай, страна огромная» вспоминаются, причём с собой, любимым, в роли адресата. Что, не смотря на моё достаточно ироничное отношение ко всему окружающему, приятно, чего уж скрывать.

Неожиданной (по меркам Москвы) сложностью оказалось поменять доллары в 7 часов вечера. Все банки закрыты, обменников нет, как в Средневековье попал. Или Совдепию. В конце концов плюнул, подошёл к ментам на ЖД вокзале, они быстренько выдернули откуда-то менялу. Курс, естественно, грабительский. Зато теперь обезопасил себя от возможной проверки данными долестными хранителями правопорядка и общественного спокойствия моих документов, так что ночёвка в логове чайников-переростков прошла успешно.

Утром сажусь на автобус, и Драг нах Тарасовка. В соседи, увы, попалась жутко словоохотливая бабулька, которая всю душу выела, выясняя, откуда, куда и зачем я еду. К счастью, 2/3 ответов она тут же придумывала сама, не дожидаясь моей реакции. Так что, неожиданно для меня, выяснилось, что я еду в какой-то там санаторий на лечебные грязи. Ну, ладно. Хотя черноюморная мысль «Зато к земле привыкните» мелькнула.

Вот и Тарасовка. Столица и главный город, так сказать, Тарасовского района Ростовской области, основным достоинством коего является то, что он граничит с Луганской областью. Вылезаю на автостанции, оглядываюсь. Пара магазинов, пара такси, закусочная, на противоположной стороне магазин «Охотник», или что-то в этом роде. «АГА!» догадался Штирлиц, и пошёл в закусочную. Заказал борщ с чесночными гренками за какие-то смешные деньги, после чего позвонил в резидентуру. Получив ЦУ взять такси и ехать в расположенный на границе хутор Ивановка (назовём его так), я шустро оприходовал борщ, оказавшийся чрезвычайно нажористым, и перешёл через дорогу в охотничий магазин. Средних лет женщина за прилавком посмотрела на меня без малейшего удивления. «Туда?» — спросила она, сделав неопределённый, но интуитивно понятный жест. «Туда…» — вздохнул я, чувствуя себя последним идиотом. Штирлиц шёл по коридорам Рейхсканцелярии, и, ловя на себе подозрительные взгляды эсэсовцев, никак не мог понять, что же его выдало – толи Звезда Героя на груди, толи парашют за спиной… «Тут ваши уже почти всё разобрали – сообщила мне матёрая контрразведчица – вот всё, что осталось». Выбор, действительно, был небогат, мягко скажем. В итоге прикупил себе маскхалат. Вроде Стрелок в известном обращении, послужившем последней каплей, говорил, что худо-бедно обеспечивают на месте, так что как-нибудь обойдусь этим.

Вышел, договорился с таксистом на 800 рублей до Ивановки, и стартовал на запад. Таксист попался разговорчивым, кто я водила раскусил мгновенно, и сообщил, что добровольцев в Ивановку к Александру (так, по его словам, звали хозяина дома, куда я ехал) он возит регулярно, 3-5 человек в неделю. Вроде как Александр человек опытный, родственников у него полно по обе стороны границы, и накладок с переходом пока не было. Заодно проинструктировал меня, что говорить погранцам, если те остановят, мол. На рыбалку еду. Среди погранцов, как и везде, люди встречались очень разные, в том числе и стремящиеся тупо блюсти букву закона без оглядки на ситуацию, могли и составить протокол о нарушении погранзоны, и вернуть в Тарасовку. Впрочем, никто нам так и не попался. Вернее, мы никому не попались. К восстанию он относился сочувственно, что, впрочем, не мешало ему ломить 800 рублей за поездку, красная цена которой пятихатка.

Высадив меня перед отдельно стоящим двухэтажным домом, во дворе которого молча сидела здоровенная лохматая псина, неодобрительно смотревшая на меня сквозь сетчатый забор, водила шустро развернулся и скрылся из поля зрения, пожелав напоследок удачи.

Опубликовано:24/01/2015afrikaner

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.